Калитаев Вячеслав Семёнович


Фамилия: Калитаев
Имя: Вячеслав
Отчество: Семёнович
Дата рождения: 1899 год
Место рождения: пос. Бета Новороссийского округа
Корабль: Транспортное судно "Казахстан". Второй конвой
Звание/должность: Командир корабля
Дата гибели/смерти: 25 сентября 1941 года


Краткая биография/Известные сведения:

Вячеслав Семёнович сделал себя сам - с детства мечтая о море, он стал моряком.

 Транспорт «Казахстан» капитана Вячеслава Семеновича Калитаева шёл во втором конвое, имея на борту более 2000 человек.

Родственники:

Дочь - Ирина Вячеславовна Калитаева, 1938 года рождения, прож. в Санкт-петербурге.

Воспоминания:

Игорь АЛЕПКО
ПАРОХОД «КАЗАХСТАН» И ЕГО КАПИТАН В.С.КАЛИТАЕВ
в Таллинском прорыве 28–31 августа 1941 года

Пришёл приказ оставить Таллин
И, погрузившись на суда,
Немедля гарнизон отправить
На новый фронт – под Ленинград!

В ту ночь с врагом играли в прятки,
Шагая сквозь ночную тьму
По городу к местам посадки
И всё закончили к утру.

На «Казахстане» уходила 
Всей Главной Базы ПВО –
Пять тысяч пассажиров было 
В трюмах объёмистых его. 

Стоял над рубкой Калитаев,
На руль команды подавал,
Зенитки с палубы стреляли 
И в транспорт враг не попадал.

Походу шли вторые сутки,
Судьба хранила пароход,
Но пассажирам было жутко:
В заливе мин — невпроворот.

Но продолжаться бесконечно
Удача, ясно, не могла…
Удар в атаке быстротечной
По пароходу нанесла

Шестёрка «юнкерсов» умело:
Две бомбы – в мостик и в спардек 
И за борт с мостика слетело
От взрыва десять человек.

Контужен бомбой Калитаев,
Лежит в воде. Болят виски.
Его, по счастью, подобрали 
С подводной лодки моряки.

Так Калитаев оказался
На «Щуке 322». 
Полдня в беспамятстве валялся,
Потом в себя пришёл едва…

На «Казахстане» после взрывов
Сначала паника была,
Потом трудами командиров 
Она была пресечена.

Пожар на баке не гасили,
А лишь усиливали дым –
Сыграло – лётчики решили:
Готов, покончили мы с ним. 

А время шло. Придрейфовали 
На остров Вайндло они.
Всю ночь механики старались
И утром подняли пары.

Второй помощник Загорулько
Возглавил экипаж теперь.
И вот, стуча машиной гулко,
В Кронштадт явились без потерь.

На судне в массе пассажиров
Возникла гнусная молва,
Мол, Калитаев нас покинул…
Молва до Трибуца дошла.

Не ожидал судьбы печальной 
Наш капитан ещё вчера,
Но прямо с койки госпитальн¬ой 
Беднягу взяли «опера».

В Кронштадте бдительно следили
За тем, кто как себя ведёт
И Калитаеву «пришили» :
Ты бросил в море пароход!

Ты пароход в беде оставил,
А сам сумел пробраться в тыл!
Ты поступаешь против правил!
И трибунал постановил:

«За дезертирство и измену,
За то, что шкуру стал спасать,
Тебя за это непременно
Сегодня ночью расстрелять!»

Решенье дикое такое
Не только ставит жирный крест
На добром имени героя,
Оно — смешало с грязью честь.

И тень на близких набежала,
Постигла страшная беда,
Но в то, что струсил Калитаев,
Никто не верил никогда.

Спустя полвека ясно стало: 
Узнать общественность должна,
Что натворили трибуналы
По поручению вождя.

И вот итог подбили первый –
Сто пятьдесят пять тысяч душ
В могилы уложили СМЕРШИ —
(Как вместе Белгород и Курск!)

Семье тихонько сообщили,
Что, мол, полсотни лет назад
Немного мы переборщили,
А он – совсем не виноват.

Ах, как всё мило – извинились,
И будто не было тех лет, 
Когда всех близких сторонились, 
А иногда – плевали вслед!

Вячеслав Семёнович Калитаев работал в БГМП с 1925 г, Прошёл все ступени служебной лестницы, ходил, будучи уже капитаном, в республиканскую Испанию. В 1939 году, командуя пароходом «Кузнецкстрой», полтора месяца провёл в японском плену, был награждён орденом «Знак Почёта» – иными словами, имел немало заслуг перед Родиной, но ничто не было принято во внимание, хотя, как видим, и самого факта преступления не было.
Трибуц Владимир Филиппович – командующий КБФ в годы войны
СМЕРШ (смерть шпионам) – название органов контрразведки в годы войны.

 Вячеслав МОСУНОВ

К 75-летию Таллинского перехода

Переход основных сил Краснознамённого Балтийского флота (КБФ) из Таллина в Кронштадт в конце августа — начале сентября 1941 года по праву считается одной из самых трагичных страниц страшного первого года войны. Многочисленные ошибки, допущенные командованием Балтийского флота в совокупности с успешными действиями авиации, артиллерии и флота противника привели к катастрофически высоким потерям в корабельном составе и в людях.

Как это обычно бывает, большая трагедия распадается на много маленьких. И одна из самых страшных трагедий после гибели людей – это несправедливость, которую признают лишь постфактум, когда ничего исправить уже нельзя.

Без вины виноватый

История спасения транспорта «Казахстан», единственного крупного корабля, уцелевшего во время перехода, является отличным примером такой несправедливости. Транспорт капитана Вячеслава Семеновича Калитаева шёл во втором конвое, имея на борту более 2000 человек (поскольку цифры отличаются даже в отчётных документах, здесь мы не будем вступать в дискуссию о точном количестве пассажиров).

На транспорт были погружены бойцы 10-го стрелкового корпуса, отдельный латышский стрелковый полк, а также личный состав ПВО КБФ. Среди эвакуируемых на транспорте людей был генерал-майор береговой службы Гавриил Савельевич Зашихин, являвшийся в тот период начальником ПВО Балтийского флота. Также на судне находился известный писатель Александр Ильич Зонин.

Во время перехода, 29 августа 1941 года, несколько бомб попало в транспорт. Но благодаря самоотверженным действиям оставшихся в строю членов команды и части пассажиров гибель людей и самого корабля удалось предотвратить.

Так получилось, что долгое время после войны имя капитана транспорта В. С. Калитаева было занесено в список людей, нарушивших свой долг и бросивших свой пост в минуту наибольшей опасности. Он считался дезертировавшим с корабля. То же самое было справедливо и в отношении старшего помощника Александрова, помполита Желтова и коменданта транспорта старшего лейтенанта Шумакова.

Вот такая справка Военного прокурора Ленинградского фронта легла на стол члена Политбюро ЦК ВКП(Б), Первого секретаря Ленинградского обкома и горкома А. А. Жданова в октябре 1941 года:

Военный прокурор Ленинградского фронта 23 октября 1941 г. 

Жданову. 

№ 010102 18 октября 1941 г.

Капитан транспорта №523 «Казахстан» Калитаев, Вячеслав Семенович, 29 августа 1941 г., вел вверенный ему транспорт по маршруту Таллин-Ленинград. На борту транспорта находилось 2500 командиров и бойцов. В 7 ч 15 мин транспорт подвергся бомбардировке вражеских самолетов, в результате которой две авиабомбы вызвали пожар. Капитан Калитаев вместе с другими лицами из команды «Казахстана», осужденными по этому же делу, вместо того, чтобы принять меры к немедленной ликвидации пожара и сохранению корабля, струсил и бросил корабль на произвол судьбы. Благодаря самоотверженности оставшейся части судового экипажа, несмотря на продолжающуюся бомбежку и пулеметный обстрел с воздуха – пожар был ликвидирован, были устранены неисправности механизмов и транспорт «Казахстан» с находящимися на его борту военнослужащими был спасен и прибыл по назначению в Ленинград.

За это преступление Калитаев в соответствии с приказом Наркома Обороны СССР тов. И.В. Сталина от 12 сентября 1941 был предан суду Военного трибунала по пр. пр. ст. 59–3-в Ч 2 УК РСФСР.

29 сентября Военный Трибунал Ленинградского Морского гарнизона рассмотрев это дело приговорил Калитаева к ВМН- расстрелу.

30 сентября этот приговор приведен в исполнение.

Об изложенном выше доношу к Вашему сведению.

Военный прокурор Ленинградского фронта

Бригвоенюрист Гнезов.

Казалось бы, этой справкой и приказом Наркома обороны от 12 сентября 1941 года, где говорилось о награждении тех членов команды транспорта «Казахстан», которые боролись с пожаром и всё же довели повреждённый транспорт до цели, были расставлены все точки над «i». Но были и другие документы.

Сам Вячеслав Семёнович перед смертью успел подготовить рапорт, в котором приводил доводы в свою защиту. Но на него проводившие расследование сотрудники прокуратуры не обратили никакого внимания. Как и на то, что капитан Калитаев взрывом был контужен и сброшен в воду. Не придали они никакого значения и следующему документу, который сейчас хранится в Центральном государственном архиве историко-политических документов. Это была телеграмма сестры Калитаева в Смольный, на имя А. А. Жданова.

«1 октября 19 ч 30 мин.

Телеграмма Смольный Жданову.

Прошу пересмотреть приговор Военного трибунала Ленинградского морского гарнизона по делу капитана Калитаева Вячеслава Семеновича. Суд состоялся 29 сентября, приговор – расстрел. Капитан парохода «Казахстан» обвиненный в трусости Калитаев контужен при бомбежке парохода и в полубессознательном состоянии подобран подводной лодкой. Заключение двух экспертиз о контузии имеется».

Если бы бедная женщина знала, что она уже опоздала… Однако, как оказывается, в распоряжении принимавших решение о расстреле В. С. Калитаева ещё до расстрела и даже до вынесения приговора мог иметься ряд материалов, которые полностью оправдывали капитана «Казахстана». Но после приказа Наркома обороны от 12 сентября 1941 года, где В. С. Калитаев был прямо назван дезертиром, система уже не могла сделать такого шага назад.

Каждому по заслугам?

Благодаря замечательной работе Р. А. Зубкова и документальному приложению к ней можно получить достаточно полное представление о том, что происходило на транспорте «Казахстан» после попадания в него немецких авиабомб. Из показаний тех, кто боролся с пожаром на повреждённом судне, выходит, что старший помощник Калитаева, Александров, действительно мог выпрыгнуть за борт. Их рассказы рисуют картину ужаса, паники и неразберихи.

После попадания бомб на транспорте возник пожар, ход и управление кораблём были нарушены. Калитаева считали убитым. Люди в ужасе бросились к шлюпкам, стали выбрасываться за борт, считая, что корабль тонет. Перегруженные шлюпки обрывались, люди из них вываливались в воду, шлюпки разбивались. Значительное количество людей выбросилось за борт с поясами, кругами, ящиками и досками. Некоторое время судно вообще никем не управлялось, хотя на нём находилось немало старших командиров.

Что касается поведения генерал-майора Г. С. Зашихина, то в показаниях сразу нескольких непосредственных участников событий на борту транспорта оно оценивается крайне негативно. Получается, что именно генерал-майор одним из первых покинул терпящий бедствие транспорт. Он сошёл на подошедшее к «Казахстану» после начала пожара посыльное судно «Разведчик».

Правда, в показаниях другого участника говорится, что генерал-майор Зашихин всё же принял участие в ликвидации возникшей паники. Он якобы громко объявил следующее:

«Товарищи, не волнуйтесь. Корабль на плаву. Для тушения пожара будет оказана немедленная помощь, личный состав будет пересажен на другой транспорт».

Но, как выясняется из показаний ещё одного участника спасения транспорта майора И. Ф. Рыженко, служившего в ПВО КБФ, Зашихин и ещё ряд командиров, чтобы облегчить свой уход с корабля, громогласно заявили, что идут руководить спасательными работами. Сам же Зашихин не принял никаких мер к тому, чтобы помочь спасти покинутый им транспорт. Упомянутый в одном из документов якобы имевший место вызов им тральщиков для помощи «Казахстану» ничем не подтверждается. Люди на транспорте оказались предоставлены своей судьбе.

Тем не менее, представители младшего комсостава и просто рядовые матросы всё же смогли частично образумить людей. Пожар был потушен, попаданий в транспорт больше не было. Одним из руководителей спасения «Казахстана» стал майор И. Ф. Рыженко, а обязанности комиссара некоторое время исполнял А. И. Зонин. Повреждённое судно смогло дойти до острова Вайндло, где и были высажены оставшиеся в живых люди. Оттуда через несколько дней они были доставлены в Кронштадт.

Доклады спасшихся с «Казахстана» людей показали довольно нелицеприятную картину. Оказалось, что представители старшего комсостава просто бросили повреждённый корабль и людей на произвол судьбы. Но с ними было решено разобраться позже.

Генерала Зашихин, особенно если сравнивать с В. С. Калитаевым, и вовсе вышел сухим из воды. Вскоре его назначили помощником командующего КБФ по береговой обороне, ПВО и сухопутным войскам. Когда всё-таки было назначено расследование по поводу поведения генерал-майора береговой службы Г. С. Зашихина на транспорте «Казахстан», он передал исполнение своих обязанностей полковнику М. П. Позднякову. Практически единственной серьёзной «репрессивной» мерой, принятой по отношению к нему, оказалась просьба Военного совета КБФ к наркому ВМФ Н. Г. Кузненцову, где предлагалось временно задержать присвоение ему звания «генерал-лейтенант». Что и было сделано.

В дальнейшем Зашихин был понижен в звании, и снова звание генерал-лейтенанта ему присвоили только в 1943 году. Однако он по прежнему занимал ряд ответственных должностей в системе ПВО Ленинграда. Умер Зашихин 15 октября 1950 года.

Лучше поздно, чем никогда

Одним из героев транспорта «Казахстан» стал 2-й помощник капитана Калитаева Леонид Наумович Загорулько. Он был в числе участников борьбы за живучесть повреждённого корабля, став одним из тех, кто попытался справиться с возникшей на борту паникой и начать спасательные работы. После того как Калитаева выбросило взрывной волной, а остальные начальники так или иначе покинули транспорт, Загорулько оказался самым старшим начальником из команды корабля. Он присутствовал и на суде над капитаном «Казахстана».

В 1942 году на пароходе «Революционер» Загорулько находился в бухте острова Диксон как раз в тот самый момент, когда карманный линкор «Адмирал Шеер» совершал свой рейд. «Революционер» был повреждён и загорелся. Умер Леонид Наумович в 1997 году в Санкт-Петербурге

.

 

Что же касается самого В. С. Калитаева, то в 1961 году появился протест, в соответствии с которым приговор в его отношении был отменён. Вот текст этого протеста, приведённый в приложении к работе Р. А. Зубкова:

«29 сентября 1941 г. Военным трибу­налом Ленинградского военно-морского гарнизона был осужден Калитаев Вячеслав Семенович по ст. 69–3 в ч. II УК РСФСР к высшей мере наказания – расстрелу за то, что он, будучи капитаном транспорта № 523 «Казахстан», во время бомбардировки судна авиацией противника по трусости покинул его, в результате чего наступили тяжкие последствия.

По делу установлено, что транспорт № 523 «Казахстан», следуя из Таллинна в Ленинград и имея на борту около 3500 человек военнослужащих, а также ценное имущество, 29 августа 1941 г. в 7 ч. 15 мин. подвергся бомбардировке вражеской авиации. Две фугаснозажигательных бомбы попали в пароход «Казахстан», отчего возник пожар, быстро охвативший все палубные надстройки.

Капитан транспорта Калитаев, ст. помощник Александров, помполит Желтов и комендант транспорта ст. лейтенант Шумаков, как указано в приговоре суда, вместо того, чтобы принять меры к ликвидации пожара и организации борьбы за сохранение парохода, пассажиров и груза, по трусости покинули пароход, спасая свою жизнь.

Лишь благодаря самоотверженности оставшейся части судоэкипажа пожар был ликвидирован, устранены неисправности механизмов, судно было спасено и прибыло по назначению. Однако в связи с наступившей паникой личный состав военнослужащих, следовавший на этом транспорте, понес значительные потери.

Александров, Желтов и Шумаков осуждены обоснованно, и протест в отношении их не вносится. Что же касается Калитаева, то приговор в отношении его подлежит отмене, а дело прекращено по следующим основаниям:

Калитаев в предъявленном ему обвинении по ст. 59–3 в ч. II УК РСФСР виновным себя не признал и показал, что 29.8 1941 г. утром, во время налета вражеской авиации, он находился в рулевой рубке у раскрытого окна. Ввиду того, что все орудия, находящиеся ниже мостика, открыли огонь, он никаких сигналов не слышал, тем более, что в это время был занят управлением судном. Не слышал он и разрыва бомб. Когда же внезапно раздался треск ломающегося потолка рубки, он потерял сознание, а затем на какое-то время очнулся лежащим на правой стороне мостика, будучи окровавленным. Окончательно пришел в сознание уже в воде, когда мимо него проходило судно, а позднее он был подобран подводной лодкой.

Показания Калитаева подтверждаются материалами дела».

Последняя фраза в приведённом отрывке весьма показательна. Она подтверждает, что уже в сентябре 1941 года осуждавшие Калитаева работники Военной прокуратуры знали, что в его деле всё как минимум неоднозначно. Однако против приказа Наркома обороны они не пошли.

Протест августа 1961 года оказался удовлетворён. Доброе имя В. С. Калитаева было восстановлено.


Источники и литература:

  • Документы Центрального архива Историко-Политических документов (СПБ).
  • Зубков Р. А. Таллинский прорыв Краснознаменного балтийского флота (август-сентябрь 1941 г.). М., 2012. Документальное приложение.
Ссылки:

https://vk.com/wall-58790176_33

http://warspot.ru/6809-dobroe-imya-kapitana-kalitaeva

http://epistemology.ru/ognennyj-rejs-paroxoda-kazaxstan-v-dni-velikoj-otechestvennoj-vojny-1941-goda.html



Последние новости

19.05.2018
Музей истории Риги и мореходства (Латвия) - экспозиция му...
19.05.2018
С ПРАЗДНИКОМ ТОВАРИЩИ БАЛТИЙЦЫ!!! День Балтийского флота учрежден: приказ Главнокомандующего ВМФ...
08.05.2018
Дорогие друзья,поздравляем вас с Днём Великой Победы!Желаем вам здоровья, успехов в вашей нужной ...