События и факты

Таллинский переход (Таллинский прорыв, Таллинская трагедия) — эвакуация основных сил Балтийского флота под командованием вице-адмирала В. Ф. Трибуца и войск 10-го стрелкового корпуса из Таллина в Кронштадт, в конце августа 1941 года. Операция числится в списке с наивысшим количеством потерянных кораблей.

Предыстория

7 августа 1941 года немцы вышли к Балтийскому морю восточнее Таллина, блокировав город. До 19 августа, советские войска сдерживали продвижение немцев, постепенно отступая к основному рубежу обороны города. 20 августа немцы возобновили наступление, нанеся основной удар с восточной, менее защищенной стороны города. До этого, 15-ого августа немцы обошли лужский укреп. район и вышли на оперативный простор перед Ленинградом.

Военный совет, собрав командиров соединений, решил эвакуировать таллинскую базу. Рано утром, 26 августа был получен приказ ставки: эвакуировать главную базу флота, перебазироваться в Кронштадте, а затем прибыть в Ленинград для усиления его обороны. Все, что нельзя вывезти, было приказано уничтожить. Людям об эвакуации с базы было объявлено только днём: это было необходимо для скрытности операции.

Планы действия сторон

План действий СССР

Группирование войск перед началом перехода: отряд главных сил, отряд прикрытия, арьергард и четыре конвоя. Прорыв флота предполагалось совершить в следующем порядке: отряду главных сил ставилась задача прикрытия и сопровождения первого и второго конвоев, от мыса Юминда до острова Гогланд. Отряду прикрытия — защищать второй и третий конвои, от острова Кери до острова Вайндло. Арьергарду — прикрывать с тыла третий и четвёртый конвои. В составе четырёх конвоев находились: 107 кораблей и судов, 62 корабля охранения, по мимо этого участвовали в переходе ещё 51 корабль и судно, которые официально ни в один конвой включены не были.

Из состава сил Кронштадтской базы был сформирован отряд обеспечения, под командованием капитана 2-го ранга И.Г. Святова, развернутый на острове Гогланд, с задачей: прикрывать конвои и корабли на конечном этапе, обеспечивать минирование перед базой и оказывать помощь терпящим бедствие судам и морякам. Состав отряда обеспечения: 12 тральщиков, 4 сторожевых корабля, 6 торпедных катеров, 8 малых охотников, 2 буксиров, 4 мотоботов, 2-ое катеров и спасательные суда.

Так же стоит отметить, что Балтийский флот в Таллине обладал и подводными лодками, но большинство из них только что вернулись из походов, и нуждались в послепоходном ремонте, который в Таллине был не возможен из-за отсутствия свободных судоремонтных мощностей.

Балтийцы не могли рассчитывать на прикрытие флота истребителями: большинство наших аэродромов уже были заняты противником, а два десятка флотских «ястребков» улетели на восток.

Во время перехода имели место перемещения кораблей из одного конвоя в другой, как по приказу, так и по личной инициативе, в связи с нестабильной ситуацией. Всего из Таллина 28 августа 1941 года вышли 225 кораблей и судов.

План действий Германии

Германское командование со своей стороны стремилось выполнить директиву А. Гитлера № 33 «не допустить погрузку советских войск в Эстонии на суда и прорыв в направлении Ленинграда». С этой целью на южном берегу финского залива, вдоль маршрута перехода Балтийского флота из Таллина в Ленинград, была развернута береговая артиллерия (17 дивизионов). На северном берегу имелись 2 стационарные финские береговые батареи. Несколько соединений немецкой авиации также были переброшены из-под Ленинграда. Многие из них будут уничтожены зенитным огнём.

В Финском заливе силами кригсмарин и ВМФ Финляндии, в июле-августе 1941 года, были спешно установлены 36 минных заграждений (777 немецких и 1261 финские морские мины, 796 немецких минных защитников). Из числа этих заграждений, к началу перехода было обнаружено (но не установлены точные границы) только 16. На аэродромах для действий по кораблям КБФ, в спешке были развернуты 110 немецких и 10 финских самолётов. В Финском заливе действовали финские торпедные катера.

Переход

27-ого августа в 11 часов утра, командующий флотом Трибуц отдал приказ о начале отхода войск и посадки на суда. А уже через два часа войска начали перегруппировку для отхода с занимаемых рубежей обороны, которые, уже во многих местах были прорваны. Основные силы начали посадку на суда около 22 часов и продолжали её до рассвета 28 августа.

Учёта персонала во многих случаях не велось. Приняв личный состав и технику, суда выводились с рейда в район формирования конвоев буксирами. Имели место дезорганизация, неприбытие кораблей в места погрузки войск и грузов, другие корабли были сильно перегружены. Разработанный командованием флота план посадки людей на суда не соблюдался и фактически был сорван.

28 августа, в районе острова Мохни, в 18 часов 30 минут, немецкая авиация атаковала шедший в первом конвое транспорт «Кришьянис Вальдемарс». Уклоняясь от бомб, «Кришьянис Вальдемарс» вышел из протраленной полосы, подорвался на мине и затонул у мыса Юминда. После авиационной атаки получил повреждения штабной корабль Балтийского флота «Вирония», затем, около 22 часов от подрыва на мине он погиб вместе со спасательным судном «Сатурн». При налете немецкой авиации был поврежден транспорт «Алев». Несмотря на сильные повреждения, он продолжил свой путь, который оказался не долог, так как вскоре «Алев» подорвался на мине и затонул. На борту «Алева» находились 1280 человек, из них более 800 раненых. Удалось спасти только 6 человек. За несколько минут до наступления темноты, отряд главных сил вошел в плотное минное заграждение.

Ночь на 29 августа оказалась самой тяжелой, так как кораблям пришлось прорываться в практически полной темноте, через минное поле большой глубины и плотности. Около 20 часов, от подрыва на мине погиб тральщик «Краб», затем тральщик «Барометр». У 3 из 5 тральщиков, за которыми шел отряд главных сил, в результате «затраливания» минных защитников, были перебиты тралчасти. С потерей этих тральщиков, потери флота резко возросли. Почти со всем экипажем погибла подлодка С-5. Потом подорвался и затонул, потеряв большую часть экипажа убитыми, эскадренный миноносец «Яков Свердлов», а эсминец «Гордый» получил тяжелые повреждения.

С наступлением рассвета, снявшись с якорей, боевые корабли с максимально возможной скоростью ушли в сторону Кронштадта, а тихоходные и маломаневренные суда остались, по существу, без охранения. Немецкие летчики, практически безнаказанно, как на учениях, бомбили советские суда, выбирая при этом самые крупные из них. Это, естественно, привело к большим потерям, особенно в личном составе.

29-ого августа в 17 часов, боевые корабли Балтийского флота отдали якоря на Большом Кронштадтском рейде. Уже на следующий день они включились в оборону Ленинграда: их мощная артиллерия уничтожала немцев, рвавшихся к городу. Доставленные кораблями армейские и флотские части, направленные на сухопутный фронт, присоединились к рядам защитников города.

Итог Перехода

До Кронштадта дошли: 112 кораблей и катеров, 32 транспорта и вспомогательных судна, а также неустановленное число малотоннажных гражданских судов и плавсредств, не подчиненных военному совету флота. Из примерно 42 тысяч человек, которые погрузились на транспортные корабли в Таллине, достигли Кронштадта лишь 18 тысяч (некоторые вплавь).

Многих потерь можно было бы избежать, если бы не многочисленные ошибки и недостатки при проведении операции:

1. Неоправданная затяжка с началом эвакуации Таллина (погрузка людей на суда велась под огнём вражеской артиллерии).

2. Вынужденная спешка с проведением операции (план перехода и прикрытия конвоев разрабатывался в течение нескольких часов, доведён не до всех командиров и гражданских капитанов, хотя как показывает практика, даже тщательная разработка плана, не всегда оправдывает себя)

3. Несогласованность действий: главного командования северо-западного направления и ленинградского фронта с балтийского флотом. Боязнь принятия самостоятельных решений в высшем командном звене. ( В начале войны, мало кто хотел брать на себя ответственность за колоссальные потери и быстрое продвижение противника в глубь страны)

4. Командование Балтийского флота на переходе практически не осуществляло единого руководства операцией и первым спешно убыло в Кронштадт, командиры всех отрядов и конвоев действовали каждый по своему усмотрению.

5. Большинство кораблей с гражданскими лицами, в большинстве случаев, не имели зенитного прикрытия.

6. Разведка минной обстановки в Финском заливе и разведка вражеской береговой артиллерии отсутствовала, т.к. немецкий флот сделал минные установки до 22 июня. Итог этого - неверные решения командования (выбор маршрутов движения, расстановка сил на переходе и т.д.).

Последствиями стали колоссальные потери Балтийского флота. Чего стоит только 5 эскадренных миноносцев («Скорый», «Яков Свердлов», «Калинин», «Володарский», «Артём»). Так же, в ходе перехода затонули: 3 сторожевых корабля («Снег», «Циклон», «Топаз»), канонерская лодка И-8, подводные лодки Щ-301 и С-5, малый охотник за подводными лодками № 109, два тральщика № 56 «Барометр» и № 71 «Краб», торпедный катер № 103. На разных сторонних источниках, цифры различны, так как очевидцы видели это по разному. В добавок ко всему, эвакуация проводилась в спешке, перепись бойцов и гражданских лиц проводилась частично, либо не проводилась вообще. Многие списки бойцов затонули вместе с кораблями. Общую картину потерь и ситуации в целом определить невозможно. Многие историки до сих пор спорят о потерях.

Последние новости

17.08.2018
29 августа 2018 года, приглашаем вас принять участие в торжественно-траурном марше памяти к 77-ле...
27.07.2018
Дорогие друзья! Поздравляем вас с праздником Военно-Морского Флота! Выражаем вам искреннюю благод...
18.06.2018
В водах Балтики обнаружен легендарный эсминец "Новик", служивший нашей стране в первую мировую во...